?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Беларуский авось



Разгон мирной демонстрации 19 декабря 2010 года и последующие задержания более 600 человек – это вопиющий случай проявления слабости власти и её же собственной несостоятельности. Носамое интересное происходило далеко не на площади, только за закрытыми дверями «открытых» судебных заседаний, где конвейером отправляли молодых и не оченьдемонстрантов на административные аресты сроком от 5 до 15 суток. Да и послеосвобождения административно задержанных.  Но обо всём по порядку.


Меня задержали 20 декабря 2010
года на остановке автобуса №100 на пл. Независимости. Стоило только одёрнуть
«человека в чёрном», отчаянно избивающего лежащего на снегу парнишку, как мои
руки оказались скрученными за спиной, а саму меня поволокли к автозаку.


Но даже не само задержание поразило меня больше всего, а скорее, то, что происходило уже после. В стенах «оплота Закона». Итак, привезли меня в Московское РОВД, где собственно и
происходили «следственные процедуры», а именно фальсификация протокола моего
задержания. Поразило отчаянье следователя, который в укромном уголке отчитывал
бойцов ОМОН, не стесняясь в выражениях: «Вы что, дебилы?! Что я им теперь буду в
протоколах писать?!» Видимо, подготовленные заранее «протоколы» не подходили то
ли по месту, то ли по содержанию. Не знаю. Меня же допрашивал (если это можно
так назвать) лейтенант милиции Гаврин Павел Николаевич. Допрос весь свёлся к
списанию моих личных данных, номеров телефона и места работы. И всё. Протокол я
подписать отказалась, так как я не «нарушила установленный порядок проведения
массового мероприятия»
, т.е. не «принимала активное участие в
митинге»
, ну потому что его просто не было, как и не звучало «законных
требований сотрудников милиции разойтись»
. Это же я могу подтвердить под
присягой. Тем не менее, свидетелю Хутмию Артуру Анатольевичу это не помешало
дать заведомо ложные свидетельские показания (а это ст.401 УК РБ). Собственно,
вот сам протокол.








Но больше всего возмутило даже не это. Дело в том, что
не подписав протокол, я подписала строку «Копию протокола об административном
правонарушении получил(а)», так как в противном случае мне бы не выдали на руки
эту самую копию, и я бы не смогла составить жалобу в МинГорСуд. Но это и
оказалось моей роковой ошибкой, что позже выяснилось в суде.  Вот так выглядел
протокол, когда я его подписывала:
А вот так она стал
выглядеть после того, как я поставила свою подпись:
Самое поразительное во всей
этой истории, что на копии документа, которая была написана под копирку,
доблестный офицер милиции Павел Николаевич не постеснялся дописать ручкой (!!!),
что я «от дачи каких-либо объяснений отказалась в категорической форме». При
том, что ещё будучи в РОВД и удивляясь тому, что меня ни о чём не спрашивают, я
трижды (!!!) спросила Гаврина, нужно ли мне давать объяснения и почему он не
записывает показания с моих слов. В последствии, именно это обстоятельство
послужило судье Ясеновичу Л.С.основанием для вынесения решения «об
административном взыскании в виде ареста на 12 суток».













Вот интересно, а что с моей
личностью-то не так, что её прям-таки учитывали?


Причём, Ясинович с поистине детской наивностью, едва ли не хлопая ресницами, изрёк в ответ на мои
возмущения: «Да какая разница, что Вы там подписали. Подпись-то стоит».
Что ж, «какая страна, такие и офицеры» - ответил мой конвоир на моё
возмущение, как офицер милиции мог так подло меня обмануть и подставить на 12
драгоценных дней моей жизни.


Всё бы ничего, если бы не маразм, который преследовал меня вес ь срок ареста и преследует до сих пор. Дело в том, что правоохранительная система Беларуси, как и, впрочем, судебная, не
рассчитаны на массовые репрессии граждан, а посему до сегодняшнего дня эхо
декабря 2010 преследует меня бездарностью сотрудников правоохранительных органов
Беларуси.


Поясню. Во-первых, нам неоднократно «катали пальцы» и зпечатлали на память все, кому не лень:
сотрудники Московского РОВДа, сотрудники ещё какого-то РОВДа, которые приходили
уже в ИВС по ул. Скорины, 20. Нас неоднократно допрашивали совершенно разные
люди с совершенно непонятной целью. Даже после освобождения из исправительного
учреждения нам не давали покоя: звонили, приходили домой, настоятельно
принуждали к даче свидетельских показаний (что запрещено ст. 394 УК РБ). Одним
словом, напоминали нам о своём существовании при каждом удобном и не очень
случае. До тех пор, пока я была в Беларуси, меня эта участь миновала. И я
радостно уехала в Польшу, чтобы приступить к своей повседневной работе. Но не
тут-то было. Через некоторое время после моего отъезда, т.е. где-то в феврале
настырные дознаватели Октябрьского РОВДа начали терроризировать по телефону мою
мать, с требованием сообщить о моём месте нахождения, потому что  по их данным

«она находится в Беларуси, мы её отслеживаем». На что мать ответила, что
плохо отслеживают и пожелала удачи, положив трубку.  Мне стало любопытно и я
перезвонила сама

Лучше бы я этого не делала, ибо
абсолютное отсутствие профессионализма меня просто убило намертво. Мало того,
что следователь не в курсе, когда меня задержали, так он ещё и найти меня
нормально не может. Пришлось помочь.







Чего им оказалось мало и преследовать начали уже моего брата, приставая с расспросами, где я нахожусь уже из Московского РОВД.






Вывод напрашивается сам собой –
мало того, что система далеко не совершенна, а деятельность сотрудников оной
направлена исключительно на устрашение потенциальных свидетелей и сбора как
можно большего количества таковых. Т.е. такой извечный «авось»: авось, то
испугается и наболтает чего личного, авось, возьмём не качеством, а количеством,
авось, нам удастся так же сфальсифицировать обвинения против подозреваемых по
статье «организация массовых беспорядков» и дать не 4 года, а все 15. Обратите
внимание на очерёдность судов и панику, с которой доказательства собираются.
Именно поэтому я обращаюсь всем, кого вызывали или ещё вызовут, не бойтесь,
идите на пресловутый «разговор», требуйте составления протокола и
рассказывайте,что вы видели, что в действительности происходило во время мирной
акции протеста. Я свои показания  дам в ближайшее время, как только получиться
вырваться с работы на пару дней. Потому, что страхом мы не добьёмся ничего. Да и
разрушать эту систему не нужно, она сама по себе рухнет от своей
несостоятельности
.